Юркова О.Н.

Место и роль неформальных практик в муниципальном управлении Белгородской области

 Юркова О.Н., аспирантка кафедры социальных технологий, Белгородский национальный исследовательский университет (НИУ «БелГУ»), Белгород, Россия.

 Местное самоуправление представляет собой один из значительных институтов современного общества, выступая особым индикатором демократической ориентированности происходящих в нем преобразований. Существенное значение местного самоуправления обусловлено его двойственной общественно-государственной природой, которая позволяет поддерживать баланс государственных и общественных интересов в виде управленческих решений, адекватно возникающим социальным проблемам.

Институт местного самоуправления представляет собой совокупность форм социальной практики, благодаря которым формируется устойчивая общественная жизнь, отражая уровень развития общества и протекающие в нем социальные и политические процессы. Будучи в то же время институтом публичной власти, входящим в общую властно-управленческую систему общества и формой самоорганизации общества, местное самоуправление не просто репрезентирует некий институциональный порядок, но всегда включает в себя общественные отношения по поводу этого порядка, относящиеся к осуществлению власти на местах.

Предельную актуальность в этой связи приобретает изучение местного самоуправления, развивающегося под влиянием факторов, имеющих как формальный, так и неформальный характер, в том числе исследование соответствия формальной нормативной модели самоуправления, осуществляемой в соответствии с законом, практическим условиям ее реализации. Противоречивость процесса институциализации местного самоуправления в современной России заключается в том, что формальная модель местного самоуправления на уровне местных сообществ оказывается недостаточно результативной в решении вопросов местного значения, вследствие чего обрастает сетью неформальных взаимодействий, которые позволят адаптировать ее к нуждам местных сообществ. С такой точки зрения институционализация местного самоуправления представляет собой взаимодействие формальных институтов и неформальных практик, отражая закономерности развития современных социальных институтов.

Существует большое количество разнообразных неформальных практик, реализация и воплощение в жизнь которых зависит от конкретно сформировавшихся условий, обусловленных превалированием тех или иных институтов. Российский исследователь С. Ю. Барсукова предлагает разделить неформальные практики на три группы: к первой группе относятся практики, которые, несмотря на их отчетливую направленность к деформализации требований закона, способствуют его реализации. Ко второй группе относятся практики, которые, сохраняя верность формальным требованиям, полностью искажают их смысл и используют нормативно-правовую базу как основу реализации неформальных договоренностей. К третьей группе относятся практики, полностью игнорирующие формальные нормы. На место формальных правил ставятся более удобные неформальные схемы взаимодействия.[1].

Неформальные контакты часто аккомпанируют разнообразные человеческие действия. Поэтому актуальность темы «неформальные практики» в экономике, социологии, этике, политике, культуре и других науках связана с тем, чтобы понять и осознать важность соотношения формального и неформального в жизни общества.

Безусловно, неформальные правила реализовывают функцию некого структурирования социальных взаимодействий и являются составляющей спонтанно возникающих отношений сотрудничества между людьми. Неформальные управленческие взаимодействия разворачиваются в рамках формальных управленческих структур. В то же время, указанные взаимодействия происходят и вне нормативных рамок этих структур. Тем не менее, осуществление неформальных управленческих взаимодействий регулярно и в достаточно широких масштабах означает, что все эти взаимодействия являются составной частью формальных структур управления и необходимы для их нормального функционирования. Исходя из сложившихся экономических, общественных и политических отношений современной России отметим следующие причины и механизмы развития неформального поведения:

Во-первых, функциональная недостаточность самой формальной государственной власти. Формальная власть вырабатывает политику, осуществляет контроль и надзор, оказывает услуги. Однако в меньшей степени управляет конкретными процессами, особенно в экономике. Соответственно, организовавшийся управленческий вакуум занимают именно неформальные отношения и практики, особенно в сфере межбюджетных отношений, бюджетных расходов и государственных закупок.

Во-вторых, социальная интеграция. Происходит неформальное объединение по разным признакам, таким как: общие интересы, прошлое и настоящее место работы, знакомства и дружба. Одним из подобных примеров является приход «питерской» команды в начале 2000-х гг. на высшие государственные должности.

В-третьих, процессы изменений в функционировании общественных институтов. К ним относятся: пересмотр норм, ценностей, правил или отказ от них; возникновение и исчезновение этических кодов, правовых систем; перегруппировка возможностей, интересов, статусов, распределение и упорядочение социальных иерархий.

В-четвёртых, удовлетворение материальных запросов представителей власти. Это различного рода «откаты», тендеры для «своих», цепочки посредников, участие в бизнесе через подставных лиц или родственников.

В настоящее время объектами неформальной деятельности выступают: экономика, социальная сфера, политика, культура, кадры, средства массовой информации. Наиболее привлекательной сферой неформальной деятельности с переходом к частнокапиталистическим отношениям стала экономика. Здесь переплетаются интересы как частных лиц, так и властных структур. Следует отметить, что переплетение данных интересов в какой-то степени носит положительный характер неформальных отношений и неформальной деятельности в социально-экономическом развитии отдельных территорий[2].

Неформальные практики играют огромную роль в социальной жизни в различные периоды развития общества. Они являются основой для формирования формальных норм и писаных законов. С другой стороны, они являются своеобразным «маркером» реализации формальных норм, демонстрируя их эффективность или несостоятельность, конструктивный или деструктивный характер.

Неформальные практики — это явление уникальное и неоднозначное. Во-первых, они способствуют укреплению государства, служа своеобразными «скрепами», объединяющими разнородные его части в единое целое. Во-вторых, наоборот, размывают институты, на которых держится государство. Полагаем, что феномен неформальных практик необходимо постоянно исследовать, чтобы вовремя нивелировать его негативное проявление в политико-административном пространстве современных государств, особенно в России, что позволит обойти ограничения, налагаемые формальными институтами.

Подводя итоги, необходимо отметить, что неформальная деятельность (при всех её отрицательных и положительных сторонах) является важным институтом для реализации экономических и социально-культурных задач развития регионов и государства.

[1] Неформальные практики в реализации национального проекта АПК // Социологические исследования. 2008. № 3. C. 43-45.

[2] Меркель В., Круассан А. Формальные и неформальные институты в дефектных демократиях // Полис. 2002. № 1-2.

Добавить комментарий