Пастюк А.В.

Региональные идентичности на постсоветском пространстве

 Пастюк А.В., аспирант кафедры социальных технологий, Белгородский государственный национальный исследовательский университет (НИУ «БелГУ»), Россия

 На протяжении последних десятков лет происходит значительное усиление региональной идентичности населения бывшего СССР. Распад Советского союза, ослабление национальной и цивилизационной идентичности, укрепление федерализации и возрастание субъектности различных регионов обуславливают укрепление регионального самосознания населения.

Вместе с тем региональная идентичность представляется как один из уровней коллективной идентичности населения, в свою очередь. В научной литературе выделяется несколько подходов к пониманию коллективной идентичности населения. Во-первых, существует эссенциалистская идея об обусловленности коллективной идентичности рядом факторов (территориальным, этнокультурным, языковым, религиозным, историко-культурным и т.п.). Второй, инструменталистский подход акцентирует внимание на основных функциях коллективной идентичности– психологической защите в мире отчуждения и мобилизации социальных групп на защиту своих интересов. Идея конструктивистов заключается в пространственно-временной и ситуационной относительности содержания коллективной идентичности[1].

Под данным понятием понимается психосоциальный комплекс человека, задающий эмоционально важное для него самоотнесение к какой-либо группе/общности, а также определяющий правила поведения людей в этой группе, правила приема людей в группу и исключения их из нее, критерии различения «свой/чужой» для данной группы. В группе с коллективной идентичностью определяющий её комплекс должен присутствовать в психике каждого ее участника, будучи согласовываемым между членами группы во внутригрупповой коммуникации[2].В данном контексте следует добавить, что по аналогии с социально ролевым портретом индивид не может обладать только одной коллективной идентичностью, можно говорить о комбинации различных идентичностей – культурной, региональной, национальной, религиозной и т.д.

Таким образом, в рамках комплекса коллективных идентичностей присущих индивидам может преобладать и иметь решающее воздействие только одна. По аналогии с данным тезисом на постсоветском пространстве происходит укрепление именно региональных идентичностей населения. Это обуславливается целым рядом процессов, происходящих под влиянием десоветизации. С одной стороны, десоветизация разрушила мощную советскую идентичность преобладавшую в сознании населения на протяжении длительного времени, а с другой стороны распад СССР и формирование новых территориальных образований обусловили восприятия себя населением в качестве прежде всего жителя региона или города, а не определенного государства или представителя цивилизации. Данный процесс по-разному толкуется современными исследователями. Одни считают, что региональные ценности, наряду с этнонациональными, замещают в общественном сознании комплекс ценностей советского периода. Как правило, регионализация воспринимается ими как временное явление, характерное для переходного периода модернизации советского общества. Другие видят за ней глобальный процесс, поскольку возрождение регионального самосознания активно идет в европейских странах, где на месте национальных государств формируется объединенная, но многообразная и полицентричная «Европа регионов»[3].

В условиях деконструкции национальной и наднациональной идентичности региональная идентичность (а также локальная, этническая и т.д.) может как в рассмотренных выше примерах выйти на первое место в сознании индивидов, и, получив политический оттенок, поставить под угрозу единство страны. Считается, что в стабиль ном обществе с устойчивой национальной идентичностью другие идентичности не выходит на первый план в общей иерархии. В обычных условиях региональная идентичность проявляется в формировании определенной системы ценностей и норм поведения жителей региона. Ее можно обнаружить также в местном фольклоре, преданиях, мифах, местной интерпретации истории страны и т.п.[4].

Укрепление региональных и локальных идентичностей предопределило усиление фрагментации идентичностей на территории постсоветского пространства. С целью дальнейшего исследования данного феномена необходимо рассмотреть само понятие фрагментарного общества. В общем виде оно представляется как разрозненное общество, состоящее из в значительной степени обособленных его сегментов. Кроме того, оно может выступать в качестве переходного состояния того или иного общества. В данном ключе мы рассматриваем два подхода к понятию фрагментарное общество. Оно может представлять собой:

  • ранее целостное общество, которое под влиянием определенных факторов претерпело значимые изменения, что в итоге способствовало росту его фрагментации и разобщенности;
  • общество, находящееся в данный момент в состоянии разобщенности и дисбаланса, но стремящееся к интеграции[5].

Таким образом, это подтверждает тезис о том, что постсоветская идентичность является переходной. Характеризуясь фрагментацией идентичностей на постсоветском пространстве данный период является транзитным между переходом от советской идентичности к новым национальным и цивилизационным моделям.

[1] Головнёва Е.В. Региональная идентичность как форма коллективной идентичности и ее структура // Лабиринт. Журнал социально-гуманитарных исследований. 2013. № 5. C. 42.

[2]Крупкин П.Л. Россия и Современность. Проблемы совмещения: Опыт рационального осмысления. М., 2010. C.122.

[3] Жаде З.А. Региональная идентичность с точки зрения геополитики // Вестник Адыгейского государственного университета. 2006. № 4.

[4] Орачева О.И. Региональная идентичность: миф или реальность? // Региональное самосознание как фактор формирования политической культуры в России. 1999. С. 37.

[5] Солодова В.А. Идентичность постсоветского пространства как основа для формирования фрагментарного общества // Аналитика культурологи. 2013. № 27. С. 3.

Добавить комментарий