Вардомский Л.Б., Пылин А.Г.

Размышления о сотрудничестве соседних регионов России и Украины

 Вардомский Л.Б., доктор экономических наук, профессор, руководитель Центра постсоветских исследований Института экономики РАН, Россия

Пылин А.Г., кандидат экономических наук, старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований Института экономики РАН, Россия

 Исследование сотрудничества соседних регионов России и Украины ведется с момента образования этих новых государств. Научный интерес к  новым границам был продиктован потребностью понимания эффектов их действия на развитие новых государств и новых приграничных регионов, поведения проживающих в них людей, поиска путей смягчения негативного влияния возникших пограничных барьеров на экономические связи и жизнь населения, оказавшегося по разные стороны новых государственных границ, изучения роли приграничного сотрудничества в развитии региональной экономики.

Одно из наиболее полных и значительных исследований взаимодействия новых  приграничных регионов – проект «Приграничное сотрудничество России, Беларуси и Украины», выполненный по гранту ЕАБР международным коллективом ученых в 2013 г., накануне украинского кризиса, в котором принимали участия и авторы данной публикации[1]. По его итогам был сделан ряд выводов.

  1. Соседние регионы России и Украины сильно различаются по величине и структуре экономики, уровням и темпам социально-экономического развития, что сказывалось на уровне их взаимодействия, степени функциональной связанности и тем самым исполнении роли звеньев, связующих экономики рассматриваемых стран. При этом за годы суверенного существования российские приграничные регионы развивались заметно быстрее украинских.
  2. Объединяющим соседние регионы в плане экономических функций является их важная транзитная роль при обслуживании взаимной торговли России и Украины, а также их торговли с третьими странами. Приграничное положение выступает естественным фактором, стимулирующим трансграничное сотрудничество, особенно в тех случаях, если регионы лежат на коммуникационных коридорах международного значения. В наиболее выигрышной ситуации, как правило, оказывались областные столицы – крупные города, а также города и поселения, расположенные на основных осях коммуникаций между Россией и Украиной. Эти выгоды связаны с образованием брокерских, логистических, посреднических фирм, торговых домов, представительств компаний, формированием предприятий торговли бытовыми услугами, обслуживающих устойчиво растущие транспортные потоки.
  3. До кризиса в российско-украинских отношениях экономические и гуманитарные связи между приграничными регионами играли важную роль в сотрудничестве России и Украины, выступали существенным фактором развития региональных экономик. При этом имевшийся потенциал приграничного сотрудничества использовался далеко не в полной мере. Его уровень, динамика и содержание различались в разных частях рассматриваемого приграничного пространства, поскольку на него влияли: а) размеры и структура экономики взаимодействующих регионов; б) транспортно-логистические условия взаимодействия соседних регионов; в) восприятие местными сообществами значимости приграничного сотрудничества, социальные и политические условия для выработки в его рамках местных инициатив по расширению взаимодействия в разных отраслях экономики и социальной сферы; г) используемые институты приграничного сотрудничества.
  4. Приграничное сотрудничество было более эффективно в ареалах, в которых государственная граница пересекает единые ранее системы расселения, особенно там, где недалеко от нее по обе стороны находятся пары городов-соседей, иногда составлявших в советское время агломерации (биполярные агломерации Луганск – Каменск-Шахтинский, Красный Луч – Новошахтинск и др.). Это было связано не только с общностью хозяйственных интересов, но и с гуманитарными связями, тесными контактами, сложившимися между институтами гражданского общества. В таких пространствах администрации и население более отчетливо осознавали общие интересы в развитии логистических функций и транспортной инфраструктуры, рациональном природопользовании, охране природного и культурного наследия, а также в создании трансграничного рынка труда и совместном территориальном планировании.
  5. Приграничное сотрудничество в условиях существенных различий между Россией и Украиной по системам государственного управления, компетенциям местных органов и уровню либерализации экономической жизни проявлялось в формах координации деятельности региональных властей, реализации совместных культурных, образовательных, молодежных и т.п. мероприятий, создании региональных объединений вузов, бизнес-сообществ, представительных органов власти, реализации совместных программ в области экологии, науки, образовании, инновационной деятельности, территориального планирования. Благодаря этому у приграничных регионов возникали дополнительные возможности для развития. Наиболее эффективным институтом приграничного сотрудничества стали еврорегионы, которые покрывают все приграничное пространство России и Украины. В еврорегиональном сотрудничестве ведущую роль играют социально-культурная сфера и сфера услуг.
  6. Важной спецификой изучаемого пространства сотрудничества были большие объемы маятниковых и краткосрочных, часто нерегулярных, трансграничных миграций, обусловленных сохраненными родственными и иными социальными связями жителей по разные стороны границы. Социокультурная близость населения играла и до сих пор играет важную роль в связанности приграничных территорий, значение которой нельзя недооценивать в условиях перепадов в экономических и политических отношениях стран.
  7. Советское экономическое наследие, обеспечивавшее связанность этих регионов, постепенно размывалось, а новая экономика в виде высокотехнологичных производств, ориентированных на рынки друг друга формировалась довольно медленно. При этом Белгородская и Ростовская области относились в период 2000-2012 гг. к числу наиболее динамичных российских регионов. Среди соседних областей Украины лидеров роста в этот период не было. Все они заметно уступали Киеву и Киевской области. Возникновение новых производств было результатом сложения усилий  компаний, стремящихся использовать фактор соседства: для наращивания бизнеса и консолидации  производственных активов, для его оптимизации на основе различий между национальными пространствами по цене факторов производства и условиям ведения бизнеса, для получения более надежного доступа на рынок соседней страны. Но таких компаний было сравнительно немного.

В докладе был сделано предположение, что ассоциация Украины с ЕС и учреждение в ее рамках углубленной зоны свободной торговли может  вызвать отказ России от режима свободной торговли с Украиной, поскольку российский рынок будет подвержен риску реэкспорта европейских товаров и тем самым это осложнит приграничное экономическое взаимодействие. Неизбежное в условиях двойного членства Украины в ЗСТ ужесточение таможенного администрирования на границе Украины и Евразийского экономического союза (ЕАЭС), на наш взгляд, должно было быть компенсировано поддержкой деятельности еврорегионов, развитием транспорта и логистики,  предоставлением налоговых преференций для вновь образуемых производств среднего и высокого технологического уровня в приграничных регионах РФ и Беларуси. При этом создание ЗСТ между Украиной и ЕС, как мы полагали, создавало бы не только проблемы, но и определенные возможности для стран ЕАЭС, имея в виду более либеральный выход через Украину на рынок стран ЕС. В этом контексте, целесообразно было бы усиление инвестиционного и инновационного сотрудничества с Украиной, в том числе и на уровне приграничных регионов.  Предлагалось также продолжить создание местных пунктов пропуска с целью облегчения трансграничных контактов жителей приграничных территорий.

Но то, что произошло в 2014 г. в Украине и в российско-украинских отношениях оказалось несравненно хуже. Не вдаваясь в политические причины произошедшего и динамику конфликта в Украине, можно утверждать, что соседи оказались в плену жесткого конфликта властных элит, который привел к стремительному свертыванию экономических и  социальных связей. Барьерность границ резко возросла. Научные исследования данного трансграничного образования должны теперь быть нацелены на комплексный анализ социальных и экономических последствий политического размежевания России и Украины.

В 2014 г., по данным Госстата Украины, промышленное производство в стране сократилось на 10,7%, оборот розничной торговли – на 8,6%; экспорт товаров снизился на 13,5%, импорт – на 28,3%, в том числе с Россией – на 33,7% и 45,1% соответственно. Война на территории Донецкой и Луганской областей (на которые до кризиса приходилось ¼ промышленного производства и экспорта страны, а также почти 16% ВВП Украины) вызвала разрушение многих объектов промышленности, инфраструктуры, коммунальной и социальной сферы. По итогам 2014 г. промышленное производство в Донецкой и Луганской областях упало на 31,5% и 42,0% соответственно[2].

Украинские власти по соображениям национальной безопасности стремятся закрыться от России, сократить контакты населения, в том числе приграничных областей, и о ведении какого-либо сотрудничества территориальными администрациями сегодня говорить не приходится. Произошло глубокое разрушение взаимодействия приграничных  регионов как важной составной части комплементарности экономик России и Украины.

В свете конфликта на Донбассе Ростовская область, по сути, превратилась в прифронтовой регион, испытывающий на себе нарастающие проблемы экономического и гуманитарного характера, в том числе рост числа беженцев, увеличение уровня преступности, контрабанды и незаконного оборота оружия. Внешнеторговый оборот области с Украиной в 2014 г. был более чем на четверть меньше, чем в предшествующем году. Тем не менее, по данным Ростовского облстата, промышленное производство области выросло на 4,9%. Однако истинный масштаб влияния событий в Украине на донской регион, равно как и на другие приграничные регионы, ещё предстоит оценить.

Дальнейшее развитие событий может идти по разным сценариям. Один из них – более благоприятный, при широкой автономии части Донецкой и Луганской областей в составе Украины, постепенная нормализация отношений с Россией, восстановление объемов взаимных связей. Самый плохой сценарий – срыв перемирия, продолжение войны, признание их  Россией как самостоятельных государств и взятие под свою защиту. На реальный же ход событий будет влиять состояние экономики и социальной сферы Украины (которые сейчас находятся в тяжелом положении), финансовое положение России, политика ЕС и МВФ относительно Украины, характер отношений России и ЕС, успех или пробуксовка евразийского интеграционного проекта и, конечно, восприятие происходящего населением России и Украины.

В любом случае в обозримой перспективе восточные регионы Украины будут развиваться медленнее, чем западные, в силу уже произошедших экономических и социально-демографических потерь, что будет сказываться на динамике соседних российских регионов. Тем не менее, сотрудничество смежных областей неизбежно будет востребовано. Это обусловлено экономическими интересами Харькова и Белгорода, Сум и Курска, Луганска и Воронежа, Донецка и Ростова, общей незаинтересованностью России, Украины и ЕС в формировании на территории Донбасса устойчивой зоны социального бедствия.

[1] Приграничное сотрудничество регионов России, Беларуси и Украины. Доклад № 17. ЦИИ ЕАБР. СПб, 2013. 100 с.

[2] Госстат Украины // http://www.ukrstat.gov.ua/

Добавить комментарий