Московкин В.М.

Мировые тренды в высшем образовании и участие в них России

 Московкин В.М., профессор кафедры мировой экономики экономического факультета, Белгородский национальный исследовательский университет (НИУ «БелГУ»), Россия.

 В настоящее время в рамках неолиберальной доктрины сформировались следующие мировые тренды в высшем образовании:

  1. Глобализация или интернационализация;
  2. Дигитализация;
  3. Смена источников финансирования.

Все они инициированы и управляются транснациональным капиталом. Так как этому капиталу не нужны думающие люди, а нужны в массе своей рядовые исполнители или «винтики» для обслуживания его бизнес-интересов, то он пытается активно навязывать всей системе образования упрощенные и унифицированные образовательные программы, в которых нет места фундаментальной подготовке, творческому подходу и логическому мышлению. Отсюда, например, пошла тесто-мания в рамках Болонского процесса.

Студенты по всему миру уже не могут складывать простые дроби, не говоря уже о проведении простых алгебраических преобразований и доказывании простых теорем. Они не могут правильно формулировать свои мысли, грамотно писать и говорить. Поэтому возник острейший дефицит в мыслящих молодых людях, ведь транснациональному капиталу нужны в ограниченном количестве и «мозги». В связи с этим в рамках первого тренда возникла острая необходимость поиска по всему миру лучших и талантливых студентов. Заметьте, не воспитание их с детства, а просто поиск. Кто-то придумал остроумное название этому процессу – «глобальный пылесос талантов». Для поддержки этого процесса стали создаваться «образовательные оффшоры».

Как мы знаем, все это уже имело место на Западе после второй мировой войны, когда возникли такие броские понятия как «утечка мозгов» (“brain drain”), «охотники за головами» (“head hunters”), что также происходило на фоне деградации молодого поколения и распада личности. Это время иногда называют эпохой 3S (sadism, sex, snobbery).

Второй мировой тренд вылился в создание университетов   дистанционного образования, онлайновых университетов, массовых открытых онлайновых курсов (Massive Open Online Courses), симуляторов и тренажеров по онлайновому обучению, виртуальных лабораторий, образовательных технологических (EdTech) старт-апов и инкубаторов. Возникли понятия eLearning и Mobile Learning, популярным становится обучение через Coursera, Uo People.

Вспомним, как проходила дигитализация высшей школы в до интернетовскую эпоху, когда создавались первые поколения ЭВМ. Тогда большинство студентов учились писать алгоритмы и программы вычислительных процессов на языках Алгол, Фортран, PL-l и др.

Это был настоящий мыслетворческий процесс. Сейчас же, когда компьютерная наука и техника пошла далеко вперед, молодежь, фактически, отстранена от понимания процессов, которые происходят при функционировании компьютерной техники и сети Интернет.

Рассматриваемый мировой тренд входит в более широкий тренд по созданию техносферы или искусственной среды обитания человека. Здесь практически не остается места для духовной и мыслящей сферы, изучения и сохранения природного и культурного наследия.

Третий мировой тренд означает то, что государства начинают сдавать свои позиции в сфере образования, отдавая их бизнесу. Эта базовая ценность общественного бытия переведена в разряд «услуг» и вводится в рыночный оборот.

Транснациональный капитал создал все условия для феодализации или приватизации знаний. Точно также, как в науке научная рента присваивается транснациональным капиталом, точно также и в сфере высшего образования образовательная рента присваивается им же. Отметим, что в классической трактовке научной ренты речь идет о ее присвоении лидирующими в науке странами, но настоящие тенденции таковы, что даже правительство США теряет контроль над своей научной системой. Об этом ярко, в своей книги “Science-mart: privatizing American science (Harvard University Press, 2011), написал Филипп Мировский: “коммерциализация науки планируется и координируется теми, кто связан с неолиберальной повесткой и эта коммерциализация ослабляет американскую научную гегемонию”. Говоря о процессах, проходящих в системе высшего образования, он использует термин “диснейфикация (disneyfication) высшего образования”.

Как следует из выше сказанного, следствием этих трех трендов является четвертый тренд – примитивизация высшего образования.

Что же все это означает для России? Россия, как великая держава, должна принять вызовы времени и достойно позиционироваться в этих мировых трендах, понимая всю их ущербность и извлекая из них выгоды. Например, очень сильным моментом глобализации и дигитализации высшего образования является то, что теперь лучшие профессора из лучших университетов мира могут выставлять в Интернете свои лучшие видео лекции, они также могут приглашать своих коллег для проведения вебинаров с трансляцией их в режиме online.

В условиях очень резкого понижения уровня образования в начальной и средней школах, ведущие университеты России должны создавать собственные школы (лицеи, физмат-школы, школы-интернаты). Мы, фактически, вернулись в XVII- начало XVIII вв., когда первые российские университеты не могли подобрать для себя студентов, которые были бы в состоянии слушать лекции иностранных профессоров. Но тогда на фоне дикой безграмотности населения только зарождалась отечественная система высшего образования, а мы, имея лучшую систему образования в мире, практически безвозвратно утратили ее, так как уходит старшее поколение профессоров и преподавателей, которые участвовали в ее развитии. Это национальная катастрофа, когда уходят бесценные носители знаний, поставленные в такие условия, когда они не могут подготовить достойной смены. Это сродни утере на много веков античного знания в результате набегов варваров и постоянных войн. Отличие только в том, что у нас для достижения этой цели не понадобилось никаких войн, а достаточно было только тотальное промывание мозгов и подкуп элит. Аналогичным образом, тихо и незаметно исчезла египетская цивилизация, когда последние из ее представителей разучились строить уникальные пирамиды.

Но как ни грустно от всего этого, необходимо восстанавливать лидерство отечественной системы высшего образования.

Россия должна задать и свои глобальные тренды, опирающиеся на духовную и мыслетворческую основу. Они, конечно, будут не по нутру всему «цивилизованному» либеральному миру, но к ним потянутся элитные слои других цивилизаций, опирающиеся на свою собственную традиционную культурно-духовную почву. Сейчас, в условиях мировых санкций, для этого очень удобное время.

Добавить комментарий