Герреро Баутиста Л.Ф., Бычкова Л.В.

Экологический фактор формирования устойчивого развития стран Латинской Америки

 Герреро Баутиста Л.Ф., магистрант кафедры международных отношений и государственного управления, Юго-Западный государственный университет, Курск

Бычкова Л.В., доцент Юго-Западного государственного университета, Курск, Россия

 Латинская Америка и Карибский бассейн имеют высокое биологическое разнообразие (биоразнообразие), с огромным богатством биологических сообществ (экосистем). Здесь расположено почти четверть лесов мири. Регион включает в себя шесть наиболее биологически разнообразных стран:  Бразилия, Колумбия, Эквадор, Мексика, Перу и Венесуэла. В настоящее время биоразнообразие региона находится под угрозой, т.к.  увеличивается количества пахотных земель и пастбищ, растут деградация почв, опустынивание. Четверть территории региона составляют пустыни и засушливые земли. Рост их площади снижает биологическую продуктивность экосистемы и приводит к низкой экономической продуктивности сельского хозяйства, животноводства и лесного хозяйства.

Латинская Америка и Карибский бассейн преимущественно городские области. Из 550 миллионов жителей, 77% проживают в городах свыше 2000 жителей.  В странах Южного конуса эта цифра возрастает до 90%. Предполагается, что к 2030 году доля городского населения вырастет до 85%. Считается, что 60-70% ВВП в странах Латинской Америки и Карибского бассейна формируется за счет промышленности и сферы услуг, т.е. за счет городов. Более трети регионального ВВП составляет  около 40 крупных городов Латинской Америки и Карибского бассейна. Большую часть составляет  четыре мегаполиса:  Сан-Пауло, Мехико, Буэнос-Айрес и Рио-де-Жанейро. В Латинской Америке наблюдается тенденция массового строительства домов, вдалеке от городских центров, мест работы и учебы. Это приводит к социальному конфликту, создает  проблемы мобильности[1].

Развитие стран Латинской Америки основывается на сравнительных преимуществ, полученных от обилия и эксплуатации природных ресурсов. В целом, инвестиции, инновации и технологическое развитие были направлены на поддержание этой традиционной структуры. Данная модель, способствовала развитию сельскохозяйственного производства. Постоянно растет добыча горных, лесных и рыбных ресурсов, активизируется выброс загрязняющих веществ. Это порождает негативное внешние воздействие на окружающую среду,  усугубляют эффект этой продуктовой специализации. При этом в мегаполисах преобладает высокий уровень бедности и рост населения. Последствия разнообразны: повышенная деградация воды, воздуха, почвы и экосистем, с негативными последствиями для производительности, здоровья человека и качество жизни.

Биоразнообразие играет важную роль в атмосферных и климатических процессах на региональном и глобальном уровне. Чем больше видов, содержащие экосистему, тем больше генетической дифференциации,  чтобы быть стабильной и устойчивой  к экстремальным изменениям. Биоразнообразие является одним из факторов  восстановления экосистемы. Политика экономического развития, основанного на эксплуатации только лишь природных факторов, должна уступить место политике повышения  биоразнообразия экосистемы как фактора гармоничного развития.

Биоразнообразие — это  огромная библиотека генетических ресурсов,  имеющая большое экономическое значение для фармацевтической и пищевой промышленностей. Стихийные бедствия, связанные с климатом выросли  в регионе в 2,4 раза  за период с 1970 по 1999 годы на период между 2000 и 2005, продолжая тенденции, наблюдаемой в девяностые годы[2].

Хотя бедность и неравенство значительно уменьшились в регионе, уровень их все еще очень высоки и есть признаки замедления темпов их преодоления. В этом контексте, основной задачей является содействие проектам, обеспечивающим структурные изменения в экономике и экономический рост при сохранении экологической устойчивости. В настоящее время власти  извлекают выгоду из экономического роста с высоким уровнем неравенства, усиливая свое влияние в политическом и экономическом мире. Однако правительство  должно осуществлять политику структурных изменений, используя стратегию управления земельными ресурсами, основанную на  сохранении природного наследия. Суть этой стратегии в комбинировании территорий, где земельные и природные ресурсы эксплуатируются в полную силу и территорий с наименьшим вмешательством человека в биосистемы, т.е. в создании биологических коридоров. Это дает возможность экосистемам региона восстанавливаться и сохранять их разнообразие. Эта стратегия представляет собой новую политическую и социальную коммуникацию между заинтересованными сторонами. Она должна стать основой для преобразования существующей структуры управления экономикой и должна обеспечить устойчивый экономический рост, сочетающийся с сохранением природной экологической системы региона.

В 1983 была создана «Латиноамериканская сеть технического сотрудничества по национальным паркам и другим охраняемым территориям дикой природы». Создание сети показывает готовность стран Латинской Америки и Карибского бассейна сотрудничать для обмена опытом и знаниями о природном и культурном наследии региона. Эта организация состоит из государственных учреждений, ответственных за администрирование и управление охраняемыми районами в 19 странах Латинской Америки, которые в свою очередь, образуют стратегические альянсы, такие как Амазонское сотрудничество OTСA (в их состав входят Боливия, Бразилия, Колумбия, Эквадор, Гайана, Французская Гайана, Перу и Суринам). Основная цель сотрудничества —  уменьшение губительного воздействия на леса Амазонии. Среди различных охраняемых территорий по всей Латинской Америке, есть организации, такие как Испанское Агентство по сотрудничеству (AECI), осуществляющие сотрудничество с Андским сообществом, правительством Эквадора  по вопросам внедрение технологий, позволяющих получать газ в процессе переработки суборганических продуктов, а также борьбы с обезлесиванием,  что является важным для развития фермерского хозяйства на севере Эквадора.

 

[1] CEPAL (Comisión Económica para América Latina y el Caribe) (2013a), Panorama Social de América Latina, 2013(LC/G.2580), Santiago de Chile, Publicación de las Naciones Unidas, Nº de venta: S.14.II.G.6.

[2] Aravena, Claudio y Juan Alberto Fuentes (2013), “El desempeño mediocre de la productividad laboral en América Macroeconomía del Desarrollo Latina: una interpretación neoclásica”, serie , Nº 140 (LC/L.3725), Santiago de Chile, Comisión Económica para América Latina y el Caribe (CEPAL)

Добавить комментарий