Шавырина И.В.

Концептуальные основания социальной напряженности

 Шавырина И.В., Белгородский государственный технологический университет  им. В.Г. Шухова, г. Белгород, Россия

 Категориально, дезинтегративные социокультурные процессы, сопровождающие переход к иным формам социальной организации, наиболее определенно могут быть описаны через понятие «социальная напряженность».

Исторически содержание социальной напряженности, как отмечает Е.И. Степанов, осмысливалось и развивалось в социологической, социально-психологической и конфликтологической литературе в связи с такими явлениями и отражающими их понятиями как социальная дезинтеграция или отсутствие солидарности взаимодействующих личностей и групп, девиация (в отношениях стабильного общества), утрата социальной идентичности, депривация и фрустрация основных потребностей личности, группы, общности, классовая борьба, межнациональные столкновения, наконец, социальный кризис и сопряженная с ним опасность социальной катастрофы как полной утраты управляемости общественных процессов и институтов и распада всех прежних общественных связей и отношений[1].

Так, уже Э. Дюркгейм, по существу в неявном виде использует его при анализе процесса дезинтеграции как разрыва социальных связей, утраты ценностных ориентиров, нарастания социальной аномии.

Р. Мертон, развивая вслед за ним анализ условий и характерных особенностей возникновения и развертывания процесса социальной аномии, показывает, что последний имеет своей основой принятие или неприятие ценностей, связанных либо с целями общества, либо со средствами достижения этих целей, либо с тем и другим вместе. В результате возникает целый ряд состояний. Принятие обеих систем ценностей определяет конформность поведения личности или группы. Отвержение целей, но принятие средств их достижения означает рутинизацию или имитацию деятельности. Отвержение средств при принятии целей определяет инновационное действие. Простое отвержение и того, и другого означает уход, самоизоляцию личности и группы. Наконец, предложение ими новых целей и новых средств взамен отвергнутых обусловливает состояние бунта как состояния не только наиболее решительного противостояния, но и наиболее непримиримого противоборства[2].

Понятие «социальная напряженность» в научный оборот было введено Т. Парсонсом. Во-первых, им был определен источник социальной напряженности: сопротивление нормативного элемента социального действия, встречаемое им при его реализации. Во-вторых, Т. Парсонс указал на неразрывную связь социальной напряженности и конфликта, которая предшествует конфликту, и, при наличии соответствующих условий может перерасти и действительно перерастает в конфликт. В-третьих, им было применено понятие  «социальной напряженности» для анализа целостной социальной системы. По Парсонсу, она характеризует некоторую тенденцию или прессинг, обуславливающий возникновение дисбаланса в отношениях между структурными элементами социальной системы: «Напряжение есть тенденция к нарушению равновесия в балансе обмена между двумя или более компонентами системы»[3]. В случае большого напряжения контрольные механизмы системы могут не выдержать, и баланс отношений будет нарушен, что приведет к разрушению прежней структуры и ее преобразования в новое состояние.

Развернутый анализ социальной напряженности дал Н. Смелзер в работе «Теории коллективного поведения». Следует отметить, что он в трактовке напряженности акцентировал большее внимание на ее деятельностной и внутренне мотивированной природе. Определяя ее как «несоответствие между компонентами действий, и, следовательно, их неадекватное функционирование», он выявил наличие напряженности на разных уровнях социального действия. На уровне организации и мотивации источником напряжения, по его мнению, является, прежде всего, несоответствие между ответственным выполнением ролевых функций и характером вознаграждения, на уровне норм напряженность определяется характером и степенью дезинтеграции во взаимодействии индивидов и групп, на уровне ценностей – особенностями и взаимодействием культурных, религиозных и идеологических установок. Им было выявлено закономерное появление и нарастание социальной напряженности, которое связано с неясностью и неопределенностью статусов и соответствующих им ролевых предписаний, следствием чего выступает нечеткость и неопределенность оценок деятельности различных социальных субъектов. То есть, по Смелзеру, ситуация неопределенности является исходной точкой, но только не самой напряженности, а перерастания на этой основе ее в конфликт[4].

В отечественной философии и конфликтологии проблемы социальной напряженности долгое время рассматривались в контексте трудовых конфликтов на производстве. В начале 1990 – х гг. этот интерес актуализировался происходившими в стране трансформационными процессами, и социальная напряженность стала рассматриваться, прежде всего, в контексте социального самочувствия населения и межнациональных отношений.

Пожалуй, первым в отечественной науке, сформулировавшим теоретические положения анализа социальной напряженности на социально-психологическом уровне, был В.О. Рукавишников. Социальную напряженность он определяет как понятие, характеризующее особое состояние общественной жизни, отличающееся обострением внутренних противоречий объективного и субъективного характера (добавим — усугубленных в ряде случаев действием внешних обстоятельств иной природы, например, стихийных бедствий, катастроф и т. д.). Он выделил следующие признаки напряженности: 1) в самых широких слоях населения наблюдается недовольство существующим положением дел в жизненно важных сферах общественной жизни, наложение неудовлетворенности социальным порядком в широком смысле слова; 2) под влиянием общественных настроений утрачивается доверие к властям, исчезает ощущение безопасности, широкое хождение приобретают пессимистические оценки будущего, всевозможные слухи, в обществе в целом (или в отдельных территориальных общностях) возникает атмосфера массового психического беспокойства, эмоционального возбуждения; 3) социальная напряженность отражается и проявляется не только в общественных настроениях, но и в массовых действиях: в ажиотажном спросе, в вынужденной или добровольной миграции, активизации деятельности общественно- политических движений в борьбе за власть и влияние в массах, в стихийных и организованных митингах, демонстрациях, забастовках и иных формах гражданского неповиновения.

Причины социальной напряженности В.О. Рукавишников видит, во-первых, в совокупности фундаментальных – экономических, политических, социальных и иных процессов, ход и направленность течения которых приводят к возникновению в обществе нестабильной или конфликтной ситуации, и, во-вторых, на эти фундаментальные причины зачастую накладывается действие локальных факторов (в том числе действий средств массовой информации, экстремистских и националистических групп, неадекватные действия местных властей и т.д.), вызывающие обострение ситуации в тот или иной момент времени в различных регионах страны.

Им было выделено три стадии нарастания социальной напряженности: 1) скрытое от внешних наблюдателей нарастание недовольства — «ворчание на кухне и разговоры в курилках», для которой характерна неорганизованная форма выражения неудовлетворенности, обеспокоенности в связи с множащимися нарушениями привычного хода вещей без сколько-нибудь ясного осознания причин и масштабов, происходящих в общественной жизни изменений; 2) обострение пика напряженности, отчетливое осознание ненормальности существующего положения, для которой характерно возникновение очагов (зон) резкого обострения напряженности в отдельных регионах и населенных пунктах; 3) уменьшение (снятие, спад) напряженности, постепенное исчезновение характерных для этого состояния общественной жизни черт.

Социальная напряженность возникает, как считает  В.О. Рукавишников, когда длительное время не разрешается противоречие между потребностями, интересами, социальными ожиданиями всей массы значительной части населения и мерой их фактического удовлетворения. Это приводит к накоплению недовольства, увеличению агрессивности отдельных групп и категорий людей, нарастание стрессов, психической усталости и раздражительности[5].

Впервые, достаточно четко провел различие между понятиями «напряженность» и «социальная напряженность» В.А. Головкин, который указал на то, что «если мы определим напряженность как реакцию субъекта деятельности на блокировку результативности взаимодействия противоположным субъектом отношения, то социальная напряженность будет реактивным состоянием группового субъекта»[6].

К числу основных признаков социальной напряженности, Ф.И. Шарков, относит следующие: 1) рост агрессии, преступности; обострение межнациональных конфликтов; 2) увеличение числа самоубийств; преобладание настроения пессимизма, равнодушия; 3) снижение рождаемости, увеличение числа разводов; 4) повышение уровня заболеваемости, смертности; 5) разрыв хозяйственных связей; 6) разобщение в трудовых коллективах; 7) спад производства; 8) ухудшение показателей экономической деятельности[7].

Обобщая основные положения отечественных ученых, можно сделать вывод, что в качестве типовых выделяют следующие блоки или группы показателей напряженности:

  • показатели социальной депривации или фрустрации как выражение состояния и уровня неудовлетворенности существующими условиями жизни, подавленности основных жизненных потребностей и интересов. Они фиксируются, главным образом, через оценки жизни, ее качества и уровня как приемлемых и неприемлемых, терпимых и нетерпимых, высоких и низких и т.п.;
  • показатели социальной идентификации, выражаемые через осознание людьми своей принадлежности к определенным общественным группам, деление тех, кто с ними взаимодействует на той или иной почве на «своих» и «чужих», а также через выявление уровне толерантности, терпимости по отношению к позициям и действиям «несвоих»;
  • показатели готовности к протестным действиям, выражаемые, прежде всего, через личную настроенность на защиту собственных интересов, а также на открытое выступление против устремлений и действий представителей и участников социальных органов и институтов различных уровней: властных и силовых структур, местного самоуправления, администрации производственных предприятий и т.п.;
  • характеристика собственно предпринятых уже или намечаемых к реализации конфликтных действий как не только мотивируемых всеми вышеназванными показателями, но и дающих дополнительные важные представления об особенностях этой мотивации, ее состоянии, выраженности и осознанности.

Этапы перерастания социальной напряженности в открытый конфликт были выделены отечественными исследователями П.И. Куконковым, а также Н.С. Данакиным, Л.Я. Дятченко и В.И. Сперанским.

Согласно П.И. Куконкову процесс перерастания социальной напряженности в конфликт включает следующие этапы:

  • усиление неудовлетворенности различных социальных субъектов условиями жизнедеятельности;
  • обнаружение причинно-следственной связи между характером объекта неудовлетворенности и деятельностью других социальных субъектов, вызывающие социальную напряженность;
  • усиление социальной напряженности, трансформирующейся в конфликтный потенциал;
  • аккумулирование конфликтного потенциала и его переход в открытый социальный конфликт.

В плане проведения конфликтологического мониторинга, по справедливому замечанию автора, особое значение имеет этап становления и развития социальной напряженности, в рамках которого сохраняется возможность не только прогнозирования и управления социальным конфликтом, но и выявление факторов снижения конфликтогенной активности, нейтрализации конфронтационного сознания и поведения, способных любой элемент социальной неудовлетворенности превращать в открытый социальный конфликт[8].

Исследовательским коллективом в составе Н.С. Данакина, Л.Я. Дятченко и В.И. Сперанского при анализе управленческих систем в развертывании социальной напряженности во времени было выделено три основные стадии:

  • появление противоречий, зарождение напряженности;
  • идентификация субъектов напряженности (лиц, групп, организационных структур, блокирующих друг другу достижение целей). На этом этапе происходит превращение объективно существующей ситуации в ее субъективное отображение в форме конфликтной ситуации;
  • преодоление социальной напряженности.

Как указывают авторы, в реальной жизни эти стадии трудно различить, они взаимосвязаны; сама напряженность может развиваться сразу по нескольким направлениям. К примеру, напряженная ситуация в трудовом коллективе, обусловленная несправедливой системой оплаты труда, может вызвать недовольство работников системой руководства в целом, личностью руководителя, политикой администрации предприятия и др. Напряженность в коллективе в этом случае развивается в виде обострения соответствующих социальных проблем. Развитие процесса одновременно идет и по другой линии – расширение круга втянутых в него лиц за счет вовлечения в конфликт — на той или другой его стороне — работников, чьи интересы не ущемлены, но которые связаны с конфликтующими межличностными отношениями и в силу этого оказываются готовы оказать моральную поддержку своим товарищам. Зачастую социальная напряженность распространяется на внешние связи подсистемы общества. Например, коллектив внутренне сплочен, но находится в худшем положении по сравнению с другими предприятиями отрасли, региона. Появляются противоречия во взаимоотношениях коллектива с органами управления различного уровня, на внутренние отношения такая напряженность распространяется не всегда.

Напряженность, по мнению авторов, переходит в конфликт, когда существующие противоречия достаточно долгое время не решаются, обостряются. Такая ситуация порождает дезинтеграцию коллективных связей, возникают отдельные противостояния. Происходит не только осознание  собственных интересов и размежевание коллектива на этой основе, но и снижение значимости внутриколлективной деятельности в ее прежних рамках. Противостояние, борьба за сферы влияния, столкновения лидеров и членов групп нарушают стабильность экономических, общественных, а также межличностных связей коллектива, ведут к ухудшению объективных показателей его деятельности. Поскольку противоречия предельно обнажены, выход из кризиса зачастую возможен лишь за счет ущемления интересов тех или иных из этих групп. Такая ситуация требует от лиц, принимающих решение, не только выработки позитивной программы действий, но и умения воплощать ее в жизнь в условиях кризиса, недовольства, активного противоборства участников[9].

Таким образом, изучение социальной напряженности в настоящее время осуществляется в рамках различных дисциплин – философии, социологии, социальной психологии, конфликтологии. Проблемное поле исследований социальной напряженности локализуется на пространстве трудовых, межличностных и межнациональных отношений, применительно к которым выявляются признаки социальной напряженности, а также ее стадиальная структура, трансформирующая ее в социальный конфликт.

 

[1] Проблемы анализа и регулирования. М., 1999. С 44.

[2] Конфликты в современной России. С.45.

[3] Конфликты в современной России.  С. 45.

[4] Конфликты в современной России. С. 46.

[5] Рукавишников В.О. Социальная напряженность // Диалог. 1990. № 8. С. 6-11.

[6] Головкин В.А. Диагностика социальной напряженности в коллективе // Социальная напряженность на производстве. Обнинск, 1990. С. 78.

[7] Шарков Ф. И. Мониторинг напряженности и толерантности: теория и методика исследования // Социальное согласие и толерантность в современном мире. М., 2002. С. 152.

[8] Куконков П. И. Социальная напряженность как этап в процессе развития конфликта // Социальные конфликты. Вып. 9, М., 1995. С. 9.

 

[9] Данакин Н.С., Дятченко Л.Я., Сперанский В.И. Конфликты и технология их предупреждения. Белгород, 1995. С.27-29.

Добавить комментарий