Сапрыка В.А.

Модель приграничного взаимодействия как социальный институт

 Сапрыка В.А., канд. социол. наук, доцент кафедры социальных технологий, НИУ «БелГУ», г. Белгород, Россия

 Необходимость изучения становления приграничного взаимодействия в качестве социального института определяется растущей взаимозависимостью сопредельных территорий и местных сообществ, важностью налаживания устойчивых связей в различных сферах деятельности органов государственного и местного самоуправления по обе стороны границы[1]. Внедрение моделей приграничного взаимодействия с их дальнейшей институционализацией является одним из главных задач при институализации процессов приграничного сотрудничества.

Процесс социальных преобразований и институционализации новых форм общественной жизни и поведения отмечается и в приграничном взаимодействия, которое зависит от социально-политической ситуации между двумя и более государствами. Обществам трансформационного типа, к которым относятся государства постсоветского пространства, присуще становление новых социальных институтов. Базовым основанием для понимания трансформационного процесса выступает положение о том, что в трансформационном обществе доминируют тенденции отвержения старого и отсутствуют общеприемлемые, консолидирующие модели будущего.

В свою очередь, отличительными особенностями данного процесса выступают следующие:

  • направленность на изменение сущностных черт, определяющих социальную природу, или социетальный тип общества;
  • постепенность и относительно мирный характер протекания трансформационного процесса;
  • принципиальная зависимость результатов этого процесса от акторов трансформации; при этом влияние оказывает не только деятельность и поведение правящей элиты, но и массовых общественных групп;
  • важная роль стихийных факторов в трансформационных процессах, слабая управляемость, непредрешенность принципиальных итогов этих процессов;
  • неизбежность длительного периода аномии, которая обусловлена опережающим распадом старых институтов по сравнению с созданием новых[2].

Среди диссипативных процессов межрегионального взаимодействия, которые становятся причиной появления институтов приграничного взаимодействия можно назвать следующие:

— интенсивные контакты населения на приграничных территориях;

— нормативно-правовая формализация приграничного сотрудничества в различных сферах таких, как культура, здравоохранение, экономика, охрана окружающей среды, транспорт, СМИ, территориальное планирование;

— внедрение моделей приграничного сотрудничества с их дальнейшей институционализацией.

А. В. Шиловский в своей работе «Приграничное сотрудничество субъектов Российской Федерации: институты, процессы и технологии взаимодействия: пример Мурманской области» отмечает, что многоуровневое управление и анализ политических сетей, дают возможность рассматривать регионы в качестве полноправных участников процесса интеграции и регионализации, наряду с национальными и наднациональными акторами[3].

Наблюдается, что переходя к внедрению моделей приграничного сотрудничества необходимо пройти следующие этапы:

— формально закрепление договоров о приграничном сотрудничестве;

— создание органов приграничного сотрудничества,

— создание на основе государственного права; органы,

— создание на основе межгосударственного права (например, еврорегионы и EGTC)[4].

При выделения круга субъектов приграничного сотрудничества отмечают следующие из них:

— центральные органы;

— региональные органы;

— местные органы;

— физические лица, общественные организации[5].

Каждый приграничный институт стоит перед выбором развития подлинного партнерства — если даже оно базируется на конкуренции и поэтому укрепляет свой фундамент или не ничего не делает и рис­кует нарушить свою систему, в этом случае приграничный регион расколется и утратит свое операционное единство.

Приграничные институты и их договаривающиеся стороны должны и да­лее отстаивать свои права на приграничном уровне посредников между национальными и федеральными органами или властями. Если ясные приоритеты не установлены для целого региона всеми партнерами, приграничные институты не смогут внести существенный вклад в развитие своей территории. Приграничные институты являются координирующими органами и должны использовать свои ресурсы для дополнения возможностей входящих в них организаций.

Однако, это не может предотвратить того, чтобы национальные правительства со своими централизованными или федеральными системами не создавали бы «координационные центры» для помощи всем приграничным институтам, которые могут находиться на их территориях.

К числу основных свойств, которыми обладают институты интеграции, можно отнести следующие: они определяют качество и масштабы интеграционного взаимодействия; уменьшают неопределенность, структурируя взаимодействия между участниками интеграционного процесса; определяют и ограничивают набор альтернатив, которые имеются у интегрирующихся стран; задают структуру побудительных мотивов интеграционного взаимодействия.

Таким образом, модель приграничного сотрудничества как институционализированный аналог диссипативных процессов межрегионального взаимодействия можно представить следующим образом:

Уровень 1 «Население пограничных территорий». Население приграничных регионов подвергается влиянию границы, от ее функции, определяемой соседними государствами, зависит интенсивность, как межличностных контактов, так и локального сотрудничества. В тоже время, население приграничных территорий выступает как основной фактор активизации приграничного сотрудничества, требующий снижения барьерной функции границы.

Уровень 2 «Государство-Государство». Граничащие государства, основываясь на собственных ориентирах внешней политики, определяют функции границы. Государство и центральные органы власти, заключая соглашения о приграничном сотрудничестве, подписывая декларации и присоединяясь к Конвенции обеспечивают нормативно-правовую среду для осуществления трансграничного сотрудничества его субъектами и разрабатывают программы поддержки трансграничного сотрудничества.

Уровень 3 «Регион-регион». Администрации приграничных регионов, в степени своей компетенций, определяют направления приграничного сотрудничества. Выделяются приоритетные отрасли для сотрудничества, разрабатываются целевые программы, а также совместные интеграционные проекты для повышения качества жизни населения.

Уровень 4 «Локальные сообщества». Внедрения принципа субсидиарности и передача полномочий государства и региональных органов власти на муниципальный уровень.

Уровень 5 «Общественная инициатива». Международные региональные организации, агентства регионального развития, институты гражданского общества способствуют развитию межтерриториального и приграничного сотрудничества привлекая население, бизнес, научное сообщество и органы власти.

Уровень 6 «Институализация приграничного взаимодействия». Внедрение моделей приграничного взаимодействия путем создания органа по приграничному сотрудничеству, выступающего актором процессов интеграции, сотрудничества и развития.

[1] Пастарнакова О.А. Становление приграничного сотрудничества как социального института : на примере муниципальных образований Северо-Западного федерального округа РФ : диссертация … канд. соц. наук : 22.00.04. Санкт-Петербург, 2008. 198 с.

[2] Жапуев З. А. Теоретические проблемы социологического исследования институциональной трансформации // ИСОМ . 2013. №1 (17). С.181-185.

[3] Шиловский А.В. Приграничное сотрудничество субъектов Российской Федерации: институты, процессы и технологии взаимодействия : пример Мурманской области : диссертация … кандидата политических наук. Нижний Новгород, 2008. 137 с.

[4] Jens Gabbe Legal status of cross-border co-operation structures – past, present and prospects. http://admin.interacteu.net/downloads/40/Legal_Status_of_Cross_Border_Cooperation_Structures_Past_Present_and_Prospects.pdf

[5] Грибова С. Н. Развитие приграничных регионов России: методология и практика : автореф. дис. … д-ра экон. наук. Улан-Удэ, 2011. 39 с.

Добавить комментарий